Обсуждение:

BG_Dexta
28 д.
#
Deidorimu, то был я. Это тебе огромное спасибо за работу и что находишь время переводить) Было очень интересно почитать про Кёко и надеюсь когда-нибудь дочитать до конца)
Drow
28 д.
#
Ух, уже почти. "Главное не сдавайтесь отчаянию!" (с)
Рита Сом
28 д.
#
Кьяяя! Ещё немного (☆▽☆)
Не знаю почему, но не плачьте! ((поддержка 80 лвл, знаю))
Deidorimu
28 д.
#
Во-первых, пользуясь случаем, искренне благодарю неизвестного человека за донат. Я не знаю кто ты, человек, но спасибо, мне очень приятно.

Во вторых - финишная прямая, третья часть из четырёх переведена. Четвёртая не очень большая.
... но я буду громко и долго плакать, когда сяду всё это редактировать. По ряду причин :(.
Рита Сом
1 мес.
#
Большое спасибо! Очень жду новую главу
Haratora
1 мес.
#
Спасибо большое за перевод) С нетерпением жду 4-ый том)
Deidorimu
1 мес.
#
Пользуясь случаем - господа, в настоящий момент уже переведённые главы проходят глобальную редактуру (мою и не только); вероятно, кое-что в новом тексте вас удивит. В связи с тем, что я сама принимаю в редактуре непосредственное участие, перевод движется медленнее, чем обычно (пусть я и стараюсь всё равно находить на него время). Никто не бросает перевод. Но пока терпим. О том, что "переведена очередная часть", как и прежде, буду сообщать, в настоящее время третья часть второй главы всё ещё в процессе перевода.
Deidorimu
1 мес.
#
vadim9811, на японском - все тома есть на cdjapan (я у них брала только шестой, первые пять брала подержанными через японский amazone, но если нет в Японии друзей-знакомых, которые могут их получить и переслать, то не вариант).
Ещё, если подойдут подержанные, можно ловить на mandarake (сейчас там всё, кроме шестого тома, но может появиться).
Электронной версии не существует в природе.
Vadim9811
1 мес.
#
Такой вопрос, а где можно купить сами книжки? В некоторых известных мне интернет магазинах их к сожалению нет.
Рита Сом
1 мес.
#
Ва, звучит интригующе
Deidorimu
1 мес.
#
Часть II переведена, осталось две.
Выкладывать всё-таки буду всё вместе. И, вероятно, уже могу робко сказать - в ближайшее время нас (и меня, переводчика, и вас, читателей) ждут перемены. Исключительно к лучшему.
Vadim9811
1 мес.
#
Хорошо, я вас понял
Deidorimu
1 мес.
#
vadim9811, примерно тот же ответ - обо всех апдейтах (вида "готова новая часть") я сообщу сама, когда они будут. Дополнительно об их наличии можно не спрашивать, я ничего не утаиваю.
Vadim9811
1 мес.
#
Ну так, я ж не спросил конкретно "когда" перевод, а просто спросил как он продвигается, тем более вы говорили, что будите держать в курсе прогресса.
Deidorimu
1 мес.
#
vadim9811, в процессе. Когда будут изменения, я сообщу. И, тот же самый (анти-)лайфхак, который я когда-то уже давала: вопросы вроде "когда продолжение" никак не ускоряют появление перевода. Перевод будет, когда переведу.
Vadim9811
1 мес.
#
Ну как успехи?)
Vadim9811
2 мес.
#
Подождать на самом деле не проблема, но что то после прочтения 1 главы прям интерес сильный Появился и нетерпение)
Deidorimu
2 мес.
#
vadim9811, я сама думаю над таким вариантом. Там как раз разделение: очень маленькая первая часть + огромная вторая часть и большая третья часть + небольшая четвёртая часть. При этом сюжетно друг с другом связаны только вторая и четвёртая.
Но я пока думаю. И только в процессе перевода второй части :).

Рита Сом, посмотрим. Скорее всего, я выложу что-нибудь раньше, если пойму, что месяц в перспективе может превратиться в полтора. Переводить в стол, на самом деле, тоже не очень интересно, особенно когда знаешь, что перевод кто-то читает и местами ждёт :).
Рита Сом
2 мес.
#
По-моему прикольнее долго ждать, а потом за раз совсем огроменную хд
Vadim9811
2 мес.
#
Это ради тех кто не сможет ждать месяц)

Отобразить дальше

Глава I — Обычная жизнь

Окажись он человеком, который говорит о прошлом с улыбкой на устах, я бы его, наверное, не простила.

«Не хотите с ней встретиться?»

«Мне стыдно смотреть ей в глаза», — сказал он и опустил голову; глядя на его задумчивый профиль, я так и не сумела подобрать нужных слов, чтобы произнести их вслух. Да и вообще, я ошиблась, сочтя, что посторонний человек, вроде меня, может влезть в их дела. Тем более, что речь о семейных проблемах…

Он так и не назвал мне своего имени за всё время, что мы провели вместе. И даже попросил забыть о нашей встрече. Нас можно было сравнить со случайно столкнувшимися на краю света путниками, которым суждено через пять минут разойтись в противоположных направлениях. Он хотел именно такого отношения, и ситуация не располагала к тому, чтобы выведывать у него имя.

И всё равно я знала.

Знала, что он отец Киригири Кёко.

Знала, что этот мужчина шесть лет назад отказался от родного дома и бросил дочь. Знала, что он родился в семье потомственных детективов, но отказался стать детективом. И знала, что сейчас он преподаёт в «Пике Надежды».

Я вспомнила, о чём мы говорили по дороге к общежитию.

— Редкий человек способен перехитрить Киригири Кёко.

Не отрываясь от дороги, он прищурил глаза, так похожие на глаза Киригири Кёко. Дорогой костюм с чуть ослабленным галстуком и изношенный воротник — одежда словно была отражением его характера.

— И всё же я догадываюсь, кем он может быть, — добавил мужчина, всё ещё глядя прямо перед собой.

Машина ехала по привычным городским улицам с обычной скоростью. Мы без единой помехи постепенно вливались в повседневный городской пейзаж.

— Синсэн Микадо… — стоило мне произнести это имя, и он, не поворачивая головы, бросил взгляд на пассажирское сидение.

Но тут же снова обратился взглядом вперёд.

— Это ведь он, да? Пожалуйста, ответьте — что связывает Синсэна Микадо с родом Киригири?

— В этом мире есть то, чего лучше не знать. Правда далеко не всегда приносит спасение, — сказал он и тут же продолжил. — В прочем… Не думаю, что тебя можно переубедить подобными банальностями. По глазам вижу. И не сказал бы, что меня это в тебе восхищает.

— Пожалуйста, ответьте, — повторила я, и он обречённо вздохнул.

— Сначала объясни, кто ты такая. И что принесло тебя в особняк. Потом решу, говорить тебе что-нибудь или нет.

— Хорошо.

Я рассказала, как было дело: с момента моей первой встречи с Киригири Кёко и до того, как я обнаружила труп её дедушки. Как мы познакомились из-за убийства в обсерватории «Сириус». Как встретились с Синсэном Микадо во время расследования в отеле «Норманс». Что прямо сейчас идёт наша битва с Комитетом по оказанию помощи жертвам преступлений, Председатель которого — Синсэн Микадо. И о том, как я отправилась к особняку, чтобы убедиться кое в чём насчёт дедушки Киригири.

В особняке я столкнулась с чудовищным фактом: дедушка Киригири был убит ещё несколько месяцев назад и похоронен в саду. То есть, когда мы с Киригири встретились с её «дедушкой», его уже не было на этом свете.

Тогда дедушка, с которым она меня познакомила, был…

— Киригири-тян говорила, что её дедушка — детектив. И вот я с ним встретилась. Но я вдруг… Подумала, что ошибалась. Мне показалось, что дедушка, образ которого я нарисовала у себя в голове — это не тот дедушка, о котором говорила Киригири-тян. Сейчас я понимаю, что многое не сходилось. Дедушка, который не признавал введение номеров DSC, позволил Киригири-тян зарегистрироваться в Библиотеке, дедушка, которого не могло быть в Японии, жил в особняке… Мне следовало бы тщательнее подумать обо всех противоречиях.

Хотелось плакать от собственной никчёмности. Пытаясь совладать с эмоциями, я с силой сжала покоившиеся на бёдрах руки в кулаки.

— Киригири-тян… не очень любит рассказывать о себе, а разговоров о семье и вовсе избегает. Но я не думаю, что она намеренно меня обманывала. Просто я неправильно её поняла…

— У неё есть плохая привычка: она принимает, как данность, что собеседник «всё понимает», и ничего не объясняет, — нахмурившись, сказал он.

Наверное, Киригири Кёко с самого детства была умной. В мире, который видит она, и в мире, который вижу я, по-разному течёт время, и перед нами предстают разные картины. Поэтому иногда мы можем разминуться.

Интересно, каким видит этот мир Киригири Кёко? Простой смертной, вроде меня, никогда в жизни не посмотреть на мир её глазами.

Но мне кажется, она изо всех сил пытается показать мне свой мир. Не будь это так, она бы не познакомила меня с дедушкой.

Она смущалась, и всё равно старалась мне его показать. Возможно, так она пыталась жить обычной жизнью. Или же необычной, потому что обычная жизнь для неё — жизнь детектива.

Но… Даже такая жизнь оказалась заранее подготовленной Синсэном фальшивкой.

А я не сумела этого понять.

— Я думаю… У неё было два дедушки. Но тут-то как раз нет ничего удивительного… У всех обычно два дедушки: со стороны отца и со стороны матери. Потомственный детектив из рода Киригири — дедушка со стороны отца. А тот, который жил в особняке на холме и поселил у себя Киригири Кёко, когда она вернулась в Японию, — дедушка со стороны матери. Теперь я осознаю, что она даже говорила о них с разной интонацией. А я зациклилась на дедушке-детективе, и в моей голове они слились в одно.

— Понятная ошибка. Она ничего тебе не объяснила, — с сочувствием сказал мужчина за рулём.

— Киригири-тян сказала, что на протяжении пяти лет жила за границей. Она вернулась примерно два с половиной месяца назад… То есть, она примерно пять лет не видела своего дедушку по материнской линии. Думаю, поэтому Киригири-тян не заметила, подмены. Даже к Рождеству она ещё не раскрыла маскарад Синсэна.

Не говоря уже о том, что Синсэн — Вариационист, мастер маскировки и перевоплощений. Он настолько искусен, что, устраивая маскарад для какого-нибудь обычного человека, смог бы выдать себя за члена его семьи. Когда ему понадобилось обмануть Киригири Кёко, он воспользовался её пятилетним перерывом в общении с дедушкой.

— А в первый день нового года нас по телефону предостерёг о Синсэне дедушка со стороны отца, то есть Киригири Фухито-сан. Нам следовало тогда расспросить его обо всём поподробнее.

Его предупреждение оказалось напрасным, и мы всё равно столкнулись с Синсэном Микадо. Вероятно, наша встреча с самого начала была частью его плана, а не случайностью.

Синсэн начал приводить план в исполнение ещё до того, как Киригири Кёко вернулась в Японию. Не знаю, с какой целью, но он с помощью маскировки перевоплотился в дедушку Киригири по материнской линии и проник в особняк. Скорее всего, «слуги» — тоже его подчинённые.

— Всё началось с моей ошибки. Но я обратила внимание, что Киригири-тян стала вести себя странно и подумала, что в особняке случилась какая-то серьёзная беда. Отправилась туда, чтобы всё выяснить. Ну а потом… Вы и сами всё знаете.

Я проникла в особняк, там наткнулась на «служанку», и она на меня напала. Меня спас мужчина, сидящий на водительском сидении.

— В саду похоронен настоящий дедушка по материнской линии, да? Думаю, Киригири-тян всё поняла после дела в отеле «Норманс», когда вернулась домой. Возможно, она и до этого неясно ощущала, что с «дедушкой» что-то не так, но теперь узнала о существовании Синсэна Микадо и обнаружила зарытый в саду труп.

Единственный родственник, которому она доверяла, её дедушка, оказался самозванцем, а настоящий был уже мёртв. Я представила, что она должна была чувствовать, когда узнала правду, и у меня защемило в груди. Она говорила, что детективы из рода Киригири ставят работу выше смерти родственников, но могла ли Киригири Кёко остаться безучастной к смерти дедушки?

— Потом она стала скрываться. Думаю, изначально она стремилась избежать угрозы собственной жизни. И всё же через несколько дней она пришла ко мне. Осознала, что мне тоже может угрожать опасность. На самом деле она могла бы махнуть на меня рукой. У неё несомненно была возможность уехать за границу к Фухито-сану. Но она…

— Решилась встретиться с опасностью лицом к лицу, — когда мужчина на водительском сидении произнёс эти слова, выражение его лица едва заметно потеплело. — Не беспокойся. Она детектив из рода Киригири.

— Но… Она же тринадцатилетняя девочка, — с невольной укоризной возразила я.

Я знала, что у меня нет права его осуждать. И всё же не смогла промолчать. Всё могло бы обернуться иначе, если бы он, как отец, сам встретил и принял у себя вернувшуюся домой Киригири Кёко. Или если бы он пошёл по стопам других детективов своего рода, а не ушёл из семьи, то, возможно… Ясное дело, сколько ни строй предположений, ничего уже не изменить, но всё-таки…

— Ей уже тринадцать?.. — пробормотал он себе под нос. — Ещё ребёнком она сама выбрала полный опасностей путь, где ей приходится сталкиваться с убийствами и предательствами. С тех самых пор, как она начала следовать своему пути, она была морально готова встретиться с любым противником, кем бы он ни был. И всё же… — он собирался что-то сказать, но замолчал.

У него было такое лицо, будто он пришёл в себя и понял, что наговорил лишнего.

— Так или иначе, я думаю, в итоге даже хорошо, что ты запуталась в её дедушках. Если бы ты чуть раньше заметила, что в особняке творится что-то странное, тебя могли устранить.

— Устранить?..

— Кроме того, благодаря тебе я в целом понял, что там произошло. Спасибо, — равнодушно поблагодарил он и продолжил. — Как ты верно предположила, в саду похоронен дедушка Киригири Кёко по материнской линии. Его звали Удзути Тохатиро. Он был всесторонне одарённым пожилым человеком, который достиг мастерства в восьми искусствах: каратэ, кэндо, дзюдо, кюдо*Кюдо — японское искусство стрельбы из лука., айкидо, иай*Иай — искусство обнажения меча одновременно с ударом., в искусстве владения нагинатой*Нагината — японское холодное оружие, аналог глефы, но более лёгкое., а также в японской каллиграфии. И он с пониманием относился к порядкам семьи Киригири.

Человек, с которым мы встретились в Рождество, говорил что-то о наставлениях, которым следуют люди из рода Киригири. Это точно был Синсэн, но настоящий господин Удзути, наверное, раньше часто вёл такие же разговоры. По крайней мере, не было похоже, что Киригири Кёко насторожили его слова или действия.

Можно предположить, что при жизни господин Удзути относился к роду Киригири со своего рода почтением. И, вероятно, возлагал на внучку большие надежды. Возможно, он видел в ней будущую живую кладезь знаний и умений.

Он также мог научить Киригири Кёко приёмам самообороны, которыми она владеет. А приёмы, которые продемонстрировал Синсэн, наверное, были подражанием стилю Удзути. Мужчина на водительском сидении, как мне показалось, владеет похожим искусством, но его, вероятно, этому обучили попутно с искусством быть детективом.

— Я расскажу тебе о Синсэне Микадо, — вдруг сказал мужчина на водительском сидении.

Машина уже подъезжала к моему общежитию.

Времени почти не осталось.

— Он… Одним словом его можно было бы называть мужчиной-чёрной дырой. Если Киригири Кёко — звезда первой величины, то Синсэн Микадо — тёмная звезда, её не просто не видно невооружённым глазом, она ещё и искривляет свет поблизости от себя.

Тёмная звезда…

Наш противник — огромная, тёмная, неудержимая сущность.

— Если спросишь, где и когда он родился… то ответ окажется обескураживающе заурядным, так что даже нет смысла об этом рассказывать. Он родился зимой в отдалённом уголке нашей страны в обыкновенной семье и стал третьим сыном своих родителей. Запись о его рождении ты смогла бы найти и сама. В прочем, возможно, даже она — часть его маскировки. Скажу одно: будешь пытаться выведать больше — зря потратишь время.

— Как давно Синсэн работает детективом?

— По официально зарегистрированным данным, он уже в десять лет был вовлечён в одно дело и прилагал все возможные усилия, чтобы его раскрыть.

Да уж, получается, люди, стоящие на вершине мира детективов, выделяются уже в детстве. Наверное, их талант даёт о себе знать ещё в детстве, так же, как у спортсменов-олимпийцев.

Мне Синсэн может казаться сверхчеловеком, но Киригири Кёко примерно в том же возрасте уже работала вместе с дедушкой, и Микагами Рэй в девять лет был трипл-зеро-классом. Для меня они все на недосягаемой высоте.

— И всё же он не выделялся и не привлекал к себе внимания, если сравнить его с другими знаменитыми детективами. Возможно, люди, которых называют знаменитыми детективами, просто по натуре эксцентричные, а Синсэн был самым обычным, благоразумным человеком. Точнее сказать, в юношеские годы он так придерживался правил, что в хорошем смысле его можно было бы назвать порядочным, а в плохом — непреклонным. Если ты детектив, то, хочешь-не хочешь, столкнёшься с человеческой подлостью и несправедливостью нашего мира, и характер Синсэна не позволял ему закрыть на них глаза или отвести взгляд.

Мне понятно такое нежелание. По крайней мере, думаю, у меня самой есть подобная склонность.

Только вот я не задавалась целью его понять. Не хочу его понимать. Разве можно понять чувства финального босса, лидера преступной организации?

— Думаю, то, что в ходе работы он познакомился с детективом Киригири Фухито, было не случайностью, а неизбежностью. Вскоре они стали работать вместе.

Так Киригири Фухито-сан и Синсэн Микадо были напарниками?

— Да. Напарниками, друзьями, а также учителем и учеником.

Пара из выдающегося молодого детектива и знаменитого мастера-детектива.

Звучит так, что кажется — никто в мире не смог бы им противостоять.

Но в итоге пара распалась, внучка одного из них стала детективом, и теперь второй предстал перед ней в качестве врага.

Такая ужасная судьба…

— Пятнадцать лет назад, когда было положено начало Библиотеке Детективов, Фухито-сан и Синсэн входили в число её основателей, да? Но я знаю, что Фухито-сан не стал регистрироваться в Библиотеке и противился введению номеров-DSC. Неужели они оборвали друг с другом все связи из-за этого?

— Нет. Это-то как раз пустяки. Их дороги разошлись из-за…

Машина выехала на знакомую улицу. Проедем чуть дальше по прямой — и покажется моё общежитие.

Мужчина на водительском сидении плотно сжал губы, будто не желал о чём-то говорить.

Я поторопила его:

— Из-за чего?

Полагаю, из-за Киригири Кёко.

— Что?..

— До сих пор в роду Киригири все, в чьих жилах текла их кровь, наследовали профессию детективов. Но пятнадцать лет назад у Киригири Фухито не было наследника. У него был сын, но он отверг уготовленную ему роль детектива и покинул семью.

— Да, Киригири-тян мне рассказывала.

— Тогда всё должно быть для тебя очевидным. Суть в том, что Киригири Фухито нужен был наследник. И поэтому он взял в напарники талантливого молодого человека, чтобы тот в дальнейшем унаследовал его фамилию.

— Синсэн Микадо… Должен был унаследовать фамилию Киригири?

— Да. Киригири Фухито и сам признавал, что Синсэн обладает талантом, достойным фамилии Киригири. Изредка случается, что ученики известных детективов или люди, которым велено исполнить волю известных детективов после смерти, наследуют их фамилию.

— Но… Но ведь в итоге Синсэн пошёл другим путём, разве нет?

— Верно. Синсэн не унаследовал фамилию Киригири. Ведь родилась Киригири Кёко и стала наследницей по крови. Не знаю, действительно ли рождение Киригири Кёко послужило тому причиной, но… когда она родилась, Синсэн Микадо разорвал контакты с Киригири Фухито и пропал. Лишь им двоим известно, как именно они разошлись.

Он так прицепился к роду Киригири, потому что Киригири Кёко лишила его фамилии, которую он должен был унаследовать?

Он хочет… Получить фамилию Киригири?

И поэтому он пытается припереть Киригири-тян к стенке, ради чего даже встал во главе преступной организации и убил множество людей? Я не принадлежу ни к какой известной семье или вроде того, так что мне всё это кажется полной чушью.

Что для них «Киригири»? Что для них «детектив»? Похоже на проклятие.

Киригири уже говорила, что для неё быть детективом — то же самое, что жить. Теперь и я начинаю понимать, что означали её слова. Возможно, это всё не её воля, а проклятие, бегущее по её венам.

Машина уже успела остановиться на углу.

За окном виднеется школа, в которой я учусь. Мы прямо у школьных ворот. Общежитие дальше, за воротами.

Мужчина на водительском сидении ждал, что я сама открою дверь и выйду из машины.

Но я продолжала забрасывать его вопросами.

— Вы видели настоящее лицо Синсэна Микадо? — спросила я, и он молча помотал головой.

Да и вообще, встречался ли он с Синсэном?

Киригири Фухито и Синсэн были напарниками до рождения Киригири Кёко, и нет ничего странного в том, что он, ушедший из семьи, мог не встречаться с Синсэном. Вот он и нашёл информацию о Синсэне сам, или же…

— Всё, тебе пора, — поторопил меня он.

Я уже протянула руку к двери, но резко замерла.

— Можно задать вам последний вопрос?

— Что ещё?

Вы ведь не Синсэн Микадо?

Не думаю, что это так, но всё же…

Синсэн способен и на такое. Кроме того, если мужчина на водительском сидении и впрямь отец Киригири Кёко, не слишком ли удачно он объявился в особняке прямо в нужный момент? А не Синсэн Микадо ли перевоплотился в отца Киригири Кёко? Всё, что он мне рассказал, мог бы рассказать и Синсэн. И мог кое-где соврать.

Мужчина на водительском сидении всё ещё смотрел прямо перед собой, втянув голову в плечи и, очевидно, подбирая слова для ответа.

— Прости, если ввёл тебя в заблуждение, — сказал он, не сумев сдержать горькой усмешки. — Кем бы я ни был, я собираюсь тебя отпустить. Этого недостаточно?

— Что вы делали в особняке?

— Нет смысла отвечать.

— Есть. Пожалуйста, ответьте. Когда вы ответите, я могу вас задержать, здесь и сейчас. Если вы Синсэн… То у меня есть шанс закончить игру.

Я вздёрнула очки на нос и напряглась.

Одна загвоздка — у меня под рукой не было ничего даже напоминающего оружие, и, будь он хоть Синсэном, хоть папой Киригири, уложит меня в два счёта, если я на самом деле попытаюсь на него напасть. Моё единственное преимущество — то, что здесь проезжая часть, и нас сразу увидят.

Мужчина на водительском сидении какое-то время раздумывал, держа обе руки на руле и глядя на собственные сплетённые пальцы.

Вскоре он слабо покачал головой, будто говоря: «Ну и ну».

— У меня и так нет места, куда я могу вернуться, а теперь мне ещё и не позволяют никуда возвращаться… Незавидная работа. Чем выше мой пост, тем тщательнее они будут копаться в моей жизни. Даже если и нет, я из не совсем обычной семьи, и поэтому не слишком нравлюсь членам совета, но… — бормотал он себе под нос, засовывая руку во внутренний карман пиджака.

У меня перехватило дыхание.

Он собирается достать оружие?

Я невольно потянулась к дверной ручке.

— Может, после этого ты войдёшь в моё положение?..

Он позволил мне на мгновение увидеть прижатую к груди…

Фотографию.

В центре фото улыбалась Киригири Кёко. Гораздо младше, чем сейчас, с беззаботной улыбкой, и её под руки поднимал мужчина, похожий на папу.

Я ни разу не видела, чтобы она глядела на кого-то с таким доверием.

— Какая она милая…

Я хотела приглядеться к фото повнимательнее, но мужчина сразу его спрятал.

— Я подумал, что могу больше никогда её не увидеть. Вскоре я кое-куда отправлюсь. И поэтому я просто хотел забрать с собой частицу воспоминаний, только и всего.

Он продолжал смотреть прямо на дорогу и не пытался встретиться со мной взглядом.

Я украдкой посмотрела на папку, которую он засунул в карман автомобильной двери. На ней была нарисована школьная эмблема «Пика Надежды». Правительственной школы с особыми привилегиями. Отец Киригири Кёко там преподаёт. Её выпускники в дальнейшем становятся важными людьми, так что там должны бережно относится к их секретам.

Наверное, он в тайне на что-то решился, и поэтому идёт своим собственным путём. Не знаю, следовало ли ему ради этого уходить из семьи. Но, в любом случае, я его больше не подозревала. Больше не могла его подозревать, после того, как он показал мне фотографию.

— Простите, что забросала вас вопросами, — я глубоко склонила голову.

А потом покорно открыла дверь и вышла их машины.

Перед тем, как захлопнуть её, я заглянула в салон и сказала:

— Простите… Я знаю, бессмысленно вас о таком просить, но всё же… Не могли бы вы нам помочь? Если вы не ненавидите ни семью Киригири, ни её, то…

— Не могу, — тут же ответил он. — Точнее, мне нет места в происходящем. Как детектив, она талантливее меня.

— Вы не против того, чтобы Киригири-тян оставалась детективом?

— Конечно нет, — сказал он, впервые повернувшись ко мне. — У неё есть талант, и подходящее для неё место в этом мире — она часть рода Киригири. Всё так, как нужно. А вот если она потеряет своё место в мире, возможно, я сумею помочь.

— Но ведь… Сейчас её можете спасти только…

— А как же ты? — мягко улыбнулся он. — Хорошо, что у неё есть такая подруга, как ты. Пожалуйста, оставайся рядом с ней и дальше.

Мне льстили его слова.

Для неё от меня не было никакого проку, и мне самой частенько становилось тошно от собственной некомпетентности.

Достойна ли я находиться рядом с Киригири?

Я ещё раз поклонилась, чтобы скрыть навернувшиеся на глаза слёзы.

— Я разберусь с тем, что произошло в особняке Удзути. На всякий случай сообщу и в полицию, но если в деле замешан Синсэн, честного расследования ожидать не придётся. И ещё… Уж извини, что повторяюсь, но никому не говори о том, что ты со мной встретилась. И ей, само собой, тоже. Договорились?

— Хорошо, поняла.

Я захлопнула дверь и отошла от машины.

Он не попрощался и даже не кивнул напоследок, и его машина вернулась в движущийся ряд других машин.

Мы распрощались так, что подумалось — возможно, я больше никогда его не увижу.

Со слов Киригири Кёко я думала, что он жестокий человек, сбежавший из семьи и бросивший единственную дочь, но когда мы встретились лично, моё впечатление о нём сильно изменилось. Под суровой маской философа-интеллектуала можно разглядеть его мягкий и добрый характер. Может, человек вроде него и впрямь не подходит на роль детектива из рода Киригири.

Выходец из общества, где был необходим талант, и непринятый окружающими, он потерял своё «место в мире», и поэтому решил посветить жизнь работе в «Пике Надежды». Ведь «Пик Надежды» — школа, где воспитывают талантливых детей, их «место в этом мире»…

Но, какими бы ни были его причины, то, что даже в нынешних обстоятельствах он собирался держаться подальше от Киригири Кёко, меня раздосадовало. Неужели между ними лежит настолько глубокая пропасть? Или же он считает, что ему не нужно вмешиваться потому что целиком и полностью верит в неё, как в детектива?

Каким бы талантливым детективом она ни была, у неё всё ещё тело и душа ребёнка.

Настанет ли тот день, когда ей воздастся за родовую гордость и то, что она в одиночестве противостоит проклятию собственной фамилии?..

— Юи-онээ-сама? — обернувшись, Киригири смотрела на меня.

Мы в комнате общежития.

Она сидела на кровати и расчёсывала волосы пальцами.

— А, что? — я резко пришла в себя. — В чём дело, Киригири-тян?

— Вторую тоже.

Просит сделать ей косички с обеих сторон.

Я взялась заплетать ей волосы в косичку, как она хотела.

— У тебя глаза красные, Юи-онээ-сама, — сказала она, не оборачиваясь. — Ты устала?

— Нет, всё хорошо, — я вытерла слёзы и продолжила заплетать ей косу. — Лучше скажи, тебе удалось хоть немного отдохнуть?

— Да, вполне.

По-моему, она слишком много на себя берёт, но сейчас её голос звучал гораздо бодрее.

Она несла на своих узеньких плечах смерть родственника и груз сожалений об убитых жертвах. Ощущает ли она мою поддержку, хоть немного?

— Кстати, куда ты ходила, Юи-онээ-сама?

— Ну… Я… Кое-что выясняла, вот!

— И что же?

— Кое-что о Синсэне, — соврала я. — Он раньше был трипл-зеро-классом, и я подумала, что его имя могло встречаться в каких-нибудь статьях о произошедших преступлениях… Вот я и порылась в интернете.

— И что нашла?

— Ну… Несколько слухов об основателях Библиотеки Детективов, и о том, что, вроде как, в их числе был молодой детектив, который с дести лет начал раскрывать дела… Я подумала, что это мог быть Синсэн… Вот.

Я подбирала слова, то и дело запинаясь. Если придётся говорить и дальше, рискую проболтаться о том, с кем разговаривала в машине.

— В общем, ничего конкретного, — Киригири нахмурилась и бросила взгляд в мою сторону.

Точно как человек из машины.

— Прости… — я закончила заплетать ей косичку и перевязала её лентой. — Готово.

— Спасибо, — радостно поблагодарила Киригири, коснувшись собственных волос.

— Не стоит благодарности, моя госпожа. Ну, что будем делать дальше? У нас в запасе есть ещё немного времени, но медлить всё равно нельзя. Осталось ещё пять вызовов.

С момента начала Дуэль Нуар прошло двадцать четыре часа.

Оставалось ещё сто сорок четыре.

Дуэль Нуар — преступная игра, которую устраивает Комитет по оказанию помощи жертвам преступлений. Комитет снабжает убийцу трюками, и тот считается победителем, если в течение ста восьмидесяти шести часов убивает всех своих целей, а детективу не удаётся его изобличить. И наоборот — мы, детективы, побеждаем, если выводим убийцу на чистую воду.

Нынешнюю Дуэль Нуар мне лично выдал детектив трипл-зеро-класса и один из руководителей Комитета — Рюдзодзи Гэкка.

В ней двенадцать вызовов.

Только Рюдзодзи, гению, владеющему искусством параллельного мышления и многозадачности, такое и могло прийти в голову.

Если мне удастся раскрыть все дела в отведённое время, Рюдзодзи Гэкка проиграет и покинет Комитет. А даже если не раскрою, никакого наказания не последует. И всё равно — на кону человеческие жизни, так что расслабляться нельзя.

Я не знаю, почему Рюдзодзи Гэкка, которого уважают многие детективы и полицейские, выбрал противником именно меня. Возможно, чтобы выманить из укрытия Киригири Кёко, а может чтобы разоблачить ещё одного трипл-зеро-класса, Микагами Рэя. Может, у него нашлись и другие причины. Думаю, причин много, и они наслаиваются друг на друга, перемешиваются и существуют параллельно друг с другом. Это метод Рюдзодзи Гэкки.

Так или иначе, вчера, благодаря Киригири, нам удалось раскрыть одно дело. В то же самое время наш союзник Микагами Рэй, так же известный как Ликорн, в мгновение ока раскрыл ещё пять дел.

Таким образом, половина из двенадцати дел раскрыта.

Осталось шесть.

Пять из них должны раскрыть мы с Киригири. Последнее оставшееся уже расследует Лико.

Я разложила в ряд пять вызовов с нераскрытыми делами.

— Если смотреть на все сразу, вызов стоимостью меньше ста миллионов даже кажется мелким. Но не думаю, что он будет простым.

Чем выше указанная в вызове стоимость, тем выше и сложность.

Дело, которое мы раскрыли вчера, стоило сто пятьдесят один миллион. Сказать по правде, в одиночку мне бы с ним не совладать. А вот Киригири раскрыла его всего за одну ночь. В итоге мне только и остаётся полагаться на её голову.

— Как ни посмотри, Рюдзодзи-сан меня переоценивает.

— Ты так думаешь? — безразлично ответила Киригири.

— Я ведь до сих пор раскрывала дела только благодаря тебе… И вообще, как я могу состязаться с детективом трипл-зеро-класса?..

Нынешняя Дуэль Нуар уж очень сильно напоминала непрямую войну детективов трипл-зеро-класса, ведущуюся чужими руками. Убийц в Дуэль Нуар и даже меня, детектива, втянули в войну, как обычных гражданских лиц.

— Ошибаешься. Ты не сдалась и приняла бой, и поэтому я сражаюсь вместе с тобой. Если Рюдзодзи Гэкка тебя и опасается, думаю, дело в этом.

«А ведь сейчас даже для того, чтобы отказаться от битвы, понадобилась бы смелость…» — подумала я, смолчав.

Нельзя же ныть бесконечно. Киригири приходится гораздо тяжелее, чем мне. Нужно бороться, и ради неё тоже. Защищать её от тех, кто пытается ей навредить. Уж это-то и у меня получится.

— Ты права. Надо хоть немного приободриться и двигаться дальше.

— Вот теперь я узнаю тебя, Юи-онээ-сама.

— Ну, за который вызов теперь возьмёмся?

Я взяла в руки пять вызовов и поочерёдно посмотрела на каждый, сравнивая.

Схватиться за самый дешёвый или за ближайший?..

— Сначала нам нужно кое-куда заехать.

— Да? А куда? — ничего не приходило на ум.

Киригири встала и взялась за ручку двери.

Она, как всегда, в школьной форме. Уже в полной боевой готовности.

— П-погоди! — я поспешно накинула рюкзак. — Ты куда? Эй!

Мы вышли из общежития и поймали такси возле входа на территорию школы.

Я забралась на заднее сидение, так и следуя за Киригири.

— На станцию «Мэюра», — велела Киригири водителю.

Станция «Мэюра» — то самое место, где вчера днём развернулась битва за Микагами Рэя. Погибло несколько человек. Наверное, там до сих пор ведётся расследование. Не хотелось бы оказаться поблизости. Что мы вообще там забыли?

Мне много о чём хотелось её спросить, но на пути к станции я смиренно молчала. Если Киригири решила потратить драгоценное время на то, чтобы куда-то съездить, то в этом должен быть какой-то смысл.

У станции мы вышли из такси.

Здесь людно, как и всегда. Молодые парочки проводят вместе время за покупками, стремительно проходят друг мимо друга офисные служащие в костюмах. Как будто со дня чудовищного убийства в торговом центре на станции минуло уже несколько лет. Поблизости не видно следователей или полицейских. Я облегчённо вздохнула.

Киригири потянула меня за собой за руку и повела к уже знакомому месту.

Вдалеке показался памятник-снежинка.

Здесь часто назначают встречи. Тут и там на холодном ветру стоят столбами задумчивые люди и люди, говорящие по телефону.

Среди них человек, которого я знаю.

Мужчина с причёской-утиным хвостом и в гавайской рубахе сидит на корточках возле памятника. Выглядит он своеобразно, и остальная толпа собралась вокруг него, держась чуть поодаль.

Заметив нас, он поднялся, замахал нам рукой и выкрикнул:

— Здоро́во, малявки-детективы!

Яки Хадзики DSC Номер 666

Мы тут же оказались в центре всеобщего внимания.

— П-погодите… Что всё это значит? Что вы здесь делаете?

— А где мне ещё быть? Сами же и позвали! Нужна помощь, да? — Яки ухмыльнулся и ткнул в себя указательным пальцем. — Ну так ща я разберусь.

Он входил в число детективов, которых собрали в доме с призраками Такэда для одной из двенадцати Дуэль Нуар. Стал свидетелем и одним из подозреваемых в убийстве.

— Я его позвала.

Киригири достала из кармана пальто мобильный телефон и вернула мне. Он достался мне от Рюдзодзи Гэкки. Похоже, она воспользовалась им, чтобы позвонить Яки. Интересно, где она успела раздобыть его номер?

— Вы, типа, спутались с какими-то уродами и попали в беду? Ладно, теперь я с вами, так что расслабьтесь. Ну, что за сошка к вам прицепилась?

— У нас и правда проблемы, но…

— Чем больше союзников — тем лучше, — сказала Киригири со своим всегдашним безразличным лицом, так и держа руки в карманах пальто. — Лико должен был снабжать нас большой частью информации, доступа к которой у нас самих нет. Нам нужны союзники, чтобы восполнить этот пробел. Я не говорю, что не доверяю Лико, но… С Мидзуиямой-сан и Ядориги-саном я тоже связалась.

— А, поняла! Раз они были втянуты в предыдущее дело как участники, не нужно подозревать, что они члены Комитета.

— Лучше уж так, чем выбирать незнакомых детективов в Библиотеке.

— Но… — прошептала я на ухо Киригири. — Он ведь точно не Синсэн?..

— Эй-эй, вы чего там зашушукались? — раздражённо вклинился Яки. — Какой ещё «слизень»? Мне двадцать восемь, здоров и полон сил! Даже если закадрю себе старшеклассницу, никто подвоха не заметит!

Я прищурилась и окинула Яки взглядом, пропустив последнюю реплику мимо ушей. Не похоже, что на нём маска. И тело не выглядит неестественным. Синсэн Микадо, которого я видела, выглядел чуть более худощавым.

— Так чё мне делать-то?

— Расскажу, когда соберутся остальные.

— А время встречи уже прошло.

— Подождите ещё десять минут. Если никто не появится — уйдём.

Киригири повернулась спиной к памятнику и встала на месте, чтобы видеть бродящих мимо людей. Я встала рядом и стала смотреть туда же. Яки присел на корточки и принялся пожёвывать незажжённую сигарету.

Все десять минут люди вокруг нас непрерывно сменяли друг друга. Как будто только нас с Киригири выбросило на сушу из потока времени. Было бы здорово, окажись всё так…

В итоге мы прождали десять минут, но никто так и не появился.

— Небось, струхнули?.. — Яки поднялся на ноги, мастерски вертя между пальцами сигарету. — Да не парьтесь, я и один справлюсь.

— Что будем делать, Киригири-тян?

— Я с самого начала не рассчитывала, что все придут. Само собой, они настороже из-за вчерашнего. Нельзя больше впустую тратить время. Пойдёмте.

— Давайте уже завалимся в какую-нибудь кафешку, за чаем. А ту жуть как холодно, — сказал Яки, съёжившись.

Я хотела съязвить и посоветовать ему для начала переодеться, но передумала.

Мы направились к станции.

Вдруг сзади послышался автомобильный клаксон. Мы обернулись и увидели, что на дороге за памятником остановился дорогой серый европейский автомобиль.

Стекло водительской двери опустилось, показалось знакомое лицо.

Мужчина с лицом полукровки, в чёрных очках и строгом костюме. Кажется, его зовут…

Сальвадор Ядориги Фукуро DSC Номер 752

— Простите, что задержался. Попал в пробку.

Мы подошли, и он слегка приклонил голову, всё ещё сидя на водительском сидении своего леворульного автомобиля. В его голосе мне слышался лёгкий иностранный акцент, но по-японски он говорил бегло.

— Слышь ты, встреча у станции — приезжай на поезде. Чё выёживаешься? — Яки с угрожающим видом подошёл вплотную к машине.

Однако, Ядориги лишь чуть наклонил голову с умиротворяющей улыбкой и никак не отреагировал на выпад Яки.

— Куда вам нужно? Могу подвезти.

— Куда угодно, где сможем поговорить в тайне от чужих ушей, — сказала Киригири, откидывая с лица волосы.

— В таком случае, поговорим в машине. Устроим автомобильную прогулку. Прошу, садитесь.

Киригири без колебаний открыла заднюю дверь и села внутрь. Я полезла следом за ней.

— Подождите! — меня остановил женский оклик со стороны улицы.

К нам через толпу людей пробралась миниатюрная женщина в кимоно. В очках и с каре, как у традиционной японской куколки. В правой руке она почему-то сжимала бинокль.

— Я с вами.

Мидзуияма Сати DSC Номер 527

— Вы пришли! — я обрадовалась и поприветствовала её улыбкой.

Она — тоже одна из детективов, с которыми мы встретились из-за убийства в доме с призраками Такэда. Теперь все собрались.

Вот только на лице Мидзуиямы было написано вовсе не спокойствие. Она выглядела даже несколько рассерженной.

— Благодарю за вчерашний вечер, — язвительно сказала она и поклонилась. — Следователи сразу всё объяснили и отпустили меня, но унизительные минуты, когда со мной обращались, как с преступницей, навеки останутся в моей памяти. Я понимаю, что вам нужно было выманить настоящую убийцу, но всё же — указать на меня!..

В нашем предыдущем деле настоящая убийца планировала свалить вину на Мидзуияму. Киригири решила подыграть и указала на Мидзуияму как на убийцу. Мидзуияма точно была ошеломлена.

— Не стоит так переживать. Не будь с нами Киригири-сан, вас и впрямь могли схватить, приняв за убийцу, — с улыбкой вмешался Ядориги. — И вообще, вы же красавица, зачем всё портить и делать такое сердитое лицо? Место спереди ещё свободно. Прошу, садитесь.

— Я пришла только затем, чтобы выслушать девочку.

Покрасневшая Мидзуияма покорно забралась на переднее сидение. Она зачем-то сняла дзори и уселась на колени.

Следом за ней в машину сели мы с Яки.

Машина тронулась.

Автомобиль с пятью детективами встроился в ряд других, выехав на широкую дорогу.

— Я уж думал, что один припёрся. Вы тут все взрослые-серьёзные, потрудились бы явиться вовремя, — сказал Яки с заднего сидения, наклонившись вперёд.

— Я пришла раньше вас всех.

— Чё?

— Я пряталась и наблюдала за вами, — сказала Мидзуияма, продемонстрировав бинокль. — Я уже на горьком опыте знаю, каково это — когда тебя зовут неизвестно куда и втягивают в убийство.

— Ну ты и параноик…

— Это я вам удивляюсь: после вчерашнего инцидента — и так беспечно явиться на место встречи? Если бы пришли вы один, я бы просто вернулась домой, но, раз и Ядориги-сан приехал…

Возможно, детективу и следует быть таким же осторожным, как она.

Машина выехала на парковую дорогу, по обе стороны которой выстроился ряд деревьев.

— Давайте включим музыку.

Ядориги нажал на кнопку магнитофона. В салоне зазвучала какая-то знакомая классическая мелодия.

— Это же Стравинский? — уточнила Мидзуияма.

— Вам знакома эта композиция?

— Да, мне она очень нравится.

— Да, я и сам особенно люблю музыку из его ранних балетов. Не стань я детективом, был бы танцором балета. Как детектив, я специализируюсь на картинах, но никакого таланта к рисованию у меня нет, — усмехнулся Ядориги и надвинул поглубже на нос солнечные очки.

Он и впрямь стройный, с длинными руками и ногами, даже жаль, что работает детективом, и комплекция ему ничем не помогает. Не знаю, что побудило его стать детективом, но раз у него в DSC второй ранг, он в своём деле очень хорош.

— А вы, Мидзуияма-сан, насколько я помню, специализируетесь на архитектуре? — спросил Ядориги.

— Верно. Я по профессии архитектор I категории. Так вышло, что я стала работать детективом, и в последнее время этой работы у меня больше.

— Не будет преувеличением сказать, что преступления и архитектура тесно связаны друг с другом. К слову, я слышал, что по пути к морю недалеко отсюда есть интересное здание. Не хотите ли отправиться туда?

— Да? В таком случае мы могли бы потом съездить туда вдвоём…

— Эй, полегче! — в их разговор встрял Яки. — Вы ничё не попутали? У нас тут не смотрины!

— Не хотите ли с нами, Яки-сан? — невозмутимо продолжил Ядориги. — Я бы с радостью послушал ваши рассказы об азартных играх, возможно, в будущем пригодится. Вы же на них специализируетесь?

— А ты интересуешься азартными играми? Ты это брось — типов, вроде тебя, на расслабоне, легко облапошить, потом будешь слёзы лить.

— Вы так считаете?

— Ну конечно! А ты думал, мир азартных игр — это сказочка? Уж не знаю, кто ты там — балетный или баскетболист, но мальчикам, выросшим в тепличных условиях, не понять. Вся твоя жизнь может полететь к чертям собачьим из-за одного хода, и ты будто балансируешь на канате и вот-вот упадёшь. Вообще, азартные игры — это…

Яки и сам не заметил, как его понесло.

— Прошу прощения, но… Можно мы расскажем, зачем вас собрали? — не выдержала я. — Киригири-тян, не пора ли всё объяснить?

Киригири кивнула и начала рассказывать, зачем позвала остальных детективов.

Рассказала о Комитете по оказанию помощи жертвам преступлений и двенадцати Дуэль Нуар за авторством Рюдзодзи Гэкки. И о том, что нам нужны помощники, чтобы раскрыть оставшиеся пять дел, с которыми мы столкнулись.

— И вот, мы просим вас помочь, — сказала я, склоняя перед ними голову.

Музыкальная композиция, доносящаяся из магнитофона, подошла к кульминации. В воздухе, под стать ей, повисло напряжение.

— Эта преступная организация, Комитет по помощи кому-то там… Тут проблемы посерьёзнее, чем какая-то уличная шпана. Да у них ещё и сам Рюдзодзи Гэкка в руководстве, серьёзно? — скривился Яки. — И вообще, вчера вы расследовали дело от лица Рюдзодзи.

— Кажется, Рюдзодзи-сан пользуется у полиции большим авторитетом… Он всё устроил так, чтобы мы могли без помех вести расследование, — объяснила я.

— Типа, протянул сопернику руку помощи, что ли?

— Они считают это честной борьбой.

— Какая, в жопу, честная борьба? Сплошная несправедливость.

— Но… Если всё станет ещё строже, мы не сумеем раскрыть даже те дела, которые могли бы…

— Да я не про то, я про то, убийцу — всё же против него.

— Что?..

Я об этом даже не думала.

— Детектив может набирать сколько угодно помощников, так? Да ещё и любого ранга. Даже если у убийства, которое выбрал убийца, низкий ранг, на него может приехать детектив-нулевик. Если детективы будут работать командой, в Дуэль Нуар нет никакого смысла. Это ж игра в одни ворота.

— Но… Я так понимаю, убийца сам выбирает место убийства и трюк, так что может обставить всё так, чтобы помешать детективам работать командой. Я бы на месте убийцы так и поступила.

Вероятно, потому-то до сих пор убийцы выбирали в качестве мест для проведения игры закрытые территории, как, например, обсерватория «Сириус» или отель «Норманс». В идеале убийце нужно создать условия, в которых полиция и уж тем более детектив не смогут вмешаться.

— В обычной ситуации, может, и так… Но каково убийцам в нынешней Дуэль Нуар, для которой Рюдзодзи подготовил двенадцать вызовов? Он уж точно предполагал, что них неё возьмутся несколько детективов. И учитывал, что в битву вступит ещё один трипл-зеро-класс.

Если подумать, он прав… Особенно обидно убийцам, которых Лико схватил ещё до убийства. Они ожидали, что им будет противостоять детектив примерно седьмого ранга, и тут их поймал не пойми откуда взявшийся детектив с максимально возможным рангом — тремя нулями.

— Я не думаю, что это нечестно, — мягко возразил Ядориги.

Он со всё тем же умиротворённым выражением лица поправил очки.

— Убийцы в Дуэль Нуар — преступники, они ступили на тёмный путь во имя собственной мести, верно? Тогда они уже отклонились от общественных норм, и о справедливости тут речи нет.

— Не, ну и я не сочувствую простачкам, которые сначала сами припрутся в нелегальное казино, а потом возбухают, что их облапошили… Но даже по другую сторону закона действуют свои правила, потому-то игры и возможны. Вот я и дивлюсь: как вообще нашлось двенадцать идиотов, согласившихся на такую нечестную игру? Вот не могу в толк взять, хоть ты тресни.

— А действительно ли Дуэль Нуар существует? — усомнилась Мидзуияма. — Я пока не готова поверить, что знаменитый Граф в кресле — преступник.

— Вчерашнее дело — часть Дуэль Нуар. Как его участница, вы не могли не заметить, насколько странным оно было, — я достала из рюкзака вызов. — Вот вызов. Убийца осуществила убийство так, как здесь написано. Думаю, убийца также с самого начала планировала подставить вас.

— Эта бумажка ничего не доказывает.

Она осторожничала, как и следовало ожидать.

Возможно, я бы на её месте тоже сомневалась. Сказать по правде, меня саму временами накрывает чувством нереальности происходящего, как будто я сплю и вижу какой-то дурацкий ночной кошмар. Без моего проводника, Киригири Кёко, я не смогла бы ступить и шагу вперёд.

У нас необычный противник. И наш противник — человек, к которому все относятся с почтением. Потому-то нам так сложно убедить Мидзуияму и остальных в реальности происходящего.

— Давай не будем их впутывать, Киригири-тян, — сказала я, схватившись за её руку. — Сделаем столько, сколько сможем, вдвоём. Мы зря теряем время.

— Эй, погодь, я ж не сказал, что не стану вам помогать. Просто вы тут наговорили всякого про Рюдзодзи, да про Комитет, вот и трудно переварить всё и сразу… — сказал Яки, погладив себя по волосам.

— Ничем не могу вам помочь, — решительно отказалась Мидзуияма. — И дело не только в том, что я сомневаюсь в существовании Комитета, убийства — не моя специализация.

Ничего удивительного, что она отказалась.

Мы были готовы к тому, что придётся сражаться в одиночку.

— Простите, Ядориги-сан… А вы нам не поможете? — нерешительно спросила я, обратившись к спинке водительского кресла.

— Прежде, чем я отвечу… Хочу вас кое о чём спросить.

Ядориги приподнял голову, чтобы заглянуть в зеркало заднего вида. Из-за тёмных очков не было понятно, куда и как он смотрит.

— Что такое?

— Вам что-нибудь известно о детективе Уодзуми Таэхимэ?

— А?.. — от неожиданности вырвалось у меня.

Уодзуми Таэхимэ — детектив, погибшая в отеле «Норманс». Вот уж не думала, что услышу её имя здесь и сейчас.

— Вижу, что известно, — продолжил Ядориги с неизменно умиротворённым лицом. — Не могли бы вы рассказать, что с ней произошло?

Киригири равнодушно и без утайки поведала о трагедии, случившейся с Уодзуми.

Пока она говорила, Ядориги продолжал вести машину и не выказывал никакого волнения. Разве что ему один раз понадобилось чуть больше времени, чтобы тронуться с места, когда он остановил машину на красный цвет.

— Хорошо. Спасибо, что рассказала, — коротко поблагодарил Ядориги, когда Киригири закончила.

— А вы… Были друзьями с Уодзуми-сан? — спросила я.

— Оставляю это твоему воображению, — Ядориги улыбнулся мне в зеркало заднего вида. — Так или иначе, я сделаю всё, что в моих силах, чтобы вам помочь. Кем бы ни был наш противник.

— Что? Правда?! Б-большое спасибо!

Не знаю, что им движет, но хорошо, что у нас стало больше союзников. У Ядориги высокий ранг, как у детектива, и самое главное — с ним легко поладить. Среди детективов полно странных и чудаковатых людей, и среди них он как оазис посреди пустыни.

— Ты уж слишком себе на уме, ни черта понять не могу, что у тебя в голове творится, — изумился Яки. — А для тех, кто не в теме, типа нас, объяснения будут?

— Во-первых, то, что Рюдзодзи Гэкка член руководства преступной организации под названием Комитет по оказанию помощи жертвам преступлений — правда. Правда и то, что эта организация находят людей, жаждущих мести, чтобы сделать их дуэлянтами в игре.

— В смысле? А ты-то откуда это знаешь?

— То, что Киригири-сан с подругой вступили в схватку с Комитетом — тоже правда.

— Я тебя спрашиваю — откуда ты это знаешь?

— Меня кое-что насторожило во вчерашнем убийстве, и сегодня утром я навестил убийцу, с которой мы встретились в доме с призраками Такэда.

— Ч-чего?

— Я расспросил её обо всём лично. Она рассказала о Комитете и правилах игры. Никаких расхождений с тем, о чём нам сейчас поведали Киригири-сан и Самидарэ-сан.

— Погодь… А чё ты сразу не сказал? — возмутился Яки, высунувшись с заднего сидения вперёд.

Ну и дела… Он затаился и наблюдал, что мы скажем и сделаем.

— И вам удалось её навестить? — изумилась Мидзуияма.

— Да. Позволили, при условии, что со мной будет её адвокат. Не так давно, в силу определённых обстоятельств, я узнал о существовании таинственной преступной организации и тайно собирал о ней информацию. Я подумал, не причастны ли они ко вчерашнему делу и решил встретиться с убийцей. Как оказалось, я был прав.

— Так значит, Дуэль Нуар действительно существует… — пробормотала Мидзуияма, поудобнее устраиваясь на сидении.

— Но ведь вчера убийца проиграла. Разве её не должны были порешить?

— Строго говоря, так происходит, если убийца не может вернуть Комитету деньги, — отвечая на вопрос Яки, я сама засомневалась. — Ядориги-сан, с ней всё было в порядке? В обычных обстоятельствах Комитет бы её уже убил…

Она сказала, что этот раз — особый, и все двенадцать игр оплачивает Рюдзодзи Гэкка. Так сообщил посланник Комитета, который пришёл к ней после ареста. То есть, за неё уже внесли оплату. Комитет не будет ничего с неё взыскивать, несмотря на проигрыш. Поэтому никто не станет её убивать. Но, само собой, поскольку её поймали, она понесёт наказание в соответствие с законом.

— Ясно… Он сделал игру более справедливой. Раз так — другое дело. Можно смело разнести противника в пух и прах, — сказал Яки, скрестив на груди руки.

Похоже, теперь, с его точки зрения, состязание стало «честным».

— Разве можно называть такую игру честной, если сами дуэлянты ничего не знают? — вмешалась Мидзуияма.

— Не, если б знали, никакой игры бы не вышло. Убийцы бы тратили сколько угодно денег, выбирали любые трюки, и вышла бы куча нереально сложных убийств. Вся фишка игры в грамотном расчёте стоимости.

— Ну да, вероятно, вы правы, хоть меня и немного настораживает, что вы рассуждаете как хозяин игорного заведения.

— Побыла б ты среди азартных игроков с моё, рассуждала бы точно так же, — криво ухмыльнулся Яки.

А я всё никак не могла поверить, что Рюдзодзи взялся всё оплатить в случае проигрыша убийц.

Несостоявшиеся убийцы, которых схватил Лико, сейчас под стражей в замке Рюдзодзи. Возможно, и тут без самого Рюдзодзи не обошлось. Их освободят из-под стражи, когда игра закончится. И Лико привёл их туда, потому что знает об этом.

— Раз мы со всем разобрались, то я продолжу, вы не против? А с теми, кто не хочет принять участие в расследовании, мы распрощаемся, — холодно сказала Киригири.

— Ну, чё будешь делать, Мидзуияма? — спросил Яки.

Мидзуияма протяжно хмыкнула с неуверенным видом и нехотя заговорила:

— Беру свои слова обратно. Я вам помогу. К тому же, мою честь запятнали, выставив меня убийцей, и я хотела бы отмыться от позора. Вот только не уверена, хватит ли моих навыков на то, чтобы чем-нибудь вам помочь.

— Большое спасибо, — сказала я, приклонив перед ней голову. — Чем больше союзников, тем лучше.

И вот машина, в которую сели детективы-одиночки, превратилась в единый организм и продолжила свой путь сквозь холодный ветер.

Я чувствовала себя уверенной, как никогда раньше.

Если мы все объединим усилия, у нас точно всё получится.

Мы сделаем всё, что в наших силах, и раскроем все дела!

— Итак, я продолжаю, — деловито продолжила Киригири.

Она оставалась хладнокровной. Огромный контраст с тем, как чувствовала себя я.

— Одним из оставшихся шести дел занимается другой детектив, так что его мы исключаем. У нас осталось пять дел. Нас пятеро, и я предлагаю распределить по одному делу на человека, все согласны?

— Можешь распределять, я не против, но, может, сначала решим, кто из нас будет лидером команды? — вмешался Яки. — А название команде придумаю я.

— Может, будем Командой Феникс? — воодушевился Ядориги. — Как раз играет «Жар-птица» Стравинского…

— Сказал же, название придумаю я!

— Придумайте что-нибудь более милое. Лучше японское, — высказалась Мидзуияма.

— Слышь, я ж сказал — сначала определимся с лидером. Ну чё, нет желающих? Ну лады, так уж и быть, тогда я — лидер.

— Не возражаю, — согласилась Киригири. — Объясняю дальше: когда поделим дела, вы отправитесь в указанные места, чтобы расследовать. Ваша цель — собирать информацию. Но не лезьте слишком глубоко. От вас требуются не подвиги, а точная информация.

— Типа, руки прочь от убийц?

— Верно, можно и так сказать. На Дуэль Нуар могут погибнуть невинные люди. Поэтому я прошу вас быть очень осторожными.

— Слышали? Поосторожнее там! — ещё раз повторил Яки.

— Будьте особенно осмотрительными, если убийство ещё не произошло. Первым делом убийца будет делать всё возможное, чтобы убить жертву в соответствие с планом. Он может запросто напасть, если увидит в вас помеху. Сколько бы человек он ни убил во время Дуэль Нуар, ему всё простится, если в итоге он выиграет.

— То есть, даже если мы будем знать о готовящимся убийстве, нам следует пустить всё на самотёк? — спросил Ядориги.

— Хм… Если так произойдёт, то позвоните Юи-онээ-сама.

— М-мне?

— Она в этой игре детектив, и убийца её не тронет. Среди нас она — самый надёжный союзник.

— В смысле, по правилам игры, — горько усмехнулась я.

— Каждый день в полдень звоните Юи-онээ-сама, вне зависимости от результатов расследования. Можете звонить на номер телефона, который ей достался от Рюдзодзи Гэкки. Возможно, его прослушивают, но не думайте об этом.

— Если все позвонят в одно и то же время, номер может быть занят. Давайте я буду звонить в полдень, этот увалень на пятнадцать минут позже, Мидзуияма — ещё на пятнадцать минут позже, а малявка — ещё на пятнадцать минут позже. Нет возражений?

Все согласно кивнули.

— Хорошо, тогда я распределю дела.

— Слышали? Распределяем!

— Я заберу самое дорогое дело.

Киригири взяла в руки вызов в Исследовательский центр изучения близнецов. Кажется, намеревалась заняться идеальной запертой комнатой. Другого от неё можно было и не ждать.

— В таком случае я возьмусь за игру, которая проходит дальше всего отсюда, — предложил Ядориги. — Я привык перемещаться с места на место. По работе мне приходится путешествовать не только по стране, но и летать в самые разные уголки планеты.

— Жаль только времени прошло слишком много… — хмыкнул Яки.

Дальше всего от нас находится Школа «Карэобана». Правда, по слухам школы «Карэобана» на самом деле не существует, и так прозвали одну заброшенную школу, где можно встретить призрака*«Карэобана» — сухая трава (яп.); в японском языке есть поговорка, аналогичная нашим «у страха глаза велики» или «не так страшен чёрт, как его малюют», которую буквально можно перевести как «думал — привидение, оказалось — сухая трава»..

Так решилось, что школа «Карэобана» досталась Ядориги.

— А с остальными тремя что будем делать? — Яки призывно помахал бумажками с вызовами. — Тебе ведь лучше тот, что подороже, а, онээ-сама? — ляпнул он. — У вас двоих, типа, больше опыта в борьбе с Комитетом.

— А… Но… — я опешила. — Мне ведь придётся расследовать одной, да?

Смогу ли я сражаться без Киригири?

Нет, не так. Нужно сражаться, несмотря ни на что.

Не следует слишком сильно на неё полагаться. Я должна доказать, что и мне под силу раскрыть дело.

— Хорошо. Тогда я возьму женскую школу «Либра».

— В самый раз для старшеклассницы.

— Тогда я… — задумалась Мидзуияма.

Остался бар за семьдесят шесть миллионов и Музей средневековых европейских орудий пыток за сто сорок миллионов. Одно дело почти в два раза дороже другого.

— Я возьму музей.

— Ты чё, предлагаешь мне взять самый дешёвый вызов?!

— Хотите поменяться?

— Не, ну если тебя всё устраивает, то и мне нормально.

— Мне случалось однажды бывать в этом музее. Как можно понять из названия, там выставлены орудия, которые использовали для пыток в средние века, — сказала Мидзуияма, поднеся руку ко рту. — Но, насколько мне известно, он уже много лет, как закрыт…

— Комитет скупает бесхозные здания и превращает их в места проведения игр, — пояснила я.

— Остался последний. Ну, тогда ваш лидер, в моём лице, отправится в бар.

Вот мы и распределили дела:

Бар «Гудбай» — Яки Хадзики

Музей средневековых европейских орудий пыток — Мидзуияма Сати

Школа «Карэобана» — Сальвадор Ядориги Фукуро

Женская школа «Либра» — Самидарэ Юи

Исследовательский центр изучения близнецов — Киригири Кёко

— Повторяю — нам нужна информация. Мы не ждём, что вы поймаете убийц, — с нажимом сказала Киригири.

— Да поняли мы, — раздражённо отозвался Яки. — Кстати, а какая конкретно информация?

— В основном описание места происшествия. Для того, чтобы раскрыть дело, нужны детали, о которых обычно не пишут в газетных статьях и о которых публично не сообщает полиция. Например, валяющийся на месте убийства мелкий мусор, необычный запах, погода, топография и многое другое. Также важна информация о лицах, имеющих отношение к убийству. Обязательно спросите, когда они родились.

— Типа, о днях рождения? А это важно?

— Потом объясню подробнее. Если вы все вернётесь обратно, в целости и сохранности.

— Эй, ты такими словами не бросайся, беду накличешь! — Яки шутливо отмахнулся, и всё же в машине повисла мёртвая тишина.

Думаю, не я одна расслышала посреди всеобщего молчания поступь бога смерти.

— Скоро приедем на станцию.

Слова Ядориги будто бы привели нас в чувство, и мы все посмотрели в окно. Никто и не заметил, как автомобиль вырулил обратно на место встречи у станции.

Ядориги остановил машину у статуи-снежинки.

— И последнее, — сказала Киригири. — Все расходы вам оплачу я.

— Ага, так я и взял с тебя денег, как же! — бросил ей Яки и открыл дверь. — Лучше просто называйте меня лидером.

Когда я кивнула, он, не оборачиваясь, выставил вверх большой палец и растворился в толпе у станции.

— В случае успешного результата я приму соответствующее вознаграждение, — сказала Мидзуияма, вылезая из машины. — Позже сообщу, куда можно будет отправить деньги.

Она вышла на дорогу, поклонилась на прощание и вошла на станцию.

— Если хотите, могу подвести вас по домам, — предложил Ядориги с водительского сидения.

— Не нужно, я поеду на место убийства. Доберусь сама, — отказалась Киригири.

— Да, верно… Удачи нам всем.

Мы с Киригири вышли из машины.

Ядориги махнул нам рукой, машина тронулась и вскоре скрылась с наших глаз.

Мы с Киригири снова остались вдвоём.

Прошли через турникет на станции и вышли на платформу.

Нам с Киригири предстояло поехать в разные стороны. Судя по данным на электронном табло, поезд Киригири прибудет раньше.

— Ну что, распрощаемся здесь? — спросила я, и Киригири кивнула.

Было тревожно расставаться с Киригири. Я волновалась из-за того, что придётся расследовать одной, и вместе с тем меня пугало собственное предчувствие, что, расставшись здесь, мы ещё долго не увидимся.

— Может, у тебя в игре и роль детектива, но всё равно не слишком увлекайся погоней за убийцей, Юи-онээ-сама. Главное — собери информацию и вернись обратно целой и невредимой.

— Да знаю я.

— И ещё — тебе я это скажу уже сейчас: берегись человека под знаком Весы. Он может оказаться убийцей.

— Что? Убийцей?

— Да. Если я не ошиблась в своих рассуждениях, то убийца в женской школе «Либра» окажется Весами по знаку зодиака. Узнай, когда дни рождения у всех вовлечённых в убийство лиц, и проверь, кто они по знаку зодиака.

— В-в смысле? Откуда ты всё это знаешь?

— Таковы правила игры Рюдзодзи Гэкки.

В этот момент поезд Киригири прибыл на платформу. Её волосы слегка колыхнулись на ветру, а слова утонули в шуме.

Двери открылись, и на нас хлынул поток выходящих из вагона людей.

— Потом объясню, — бросила Киригири и направилась в сторону вагона.

Я кинулась к ней, схватила в охапку и твёрдо решила никуда не отпускать…

Но на самом деле обнимала её всего три секунды, а потом проводила взглядом и смотрела, как за ней закрылись двери вагона. Я слишком хорошо понимала, о чём должна думать в первую очередь.

Поезд тронулся с места.

Растерянное лицо Киригири смотрело на меня до тех пор, пока её не перестало быть видно.

Оставалось сто сорок два часа.

Нам пришлось привлечь к делу ещё троих детективов: Яки, Мидзуияму и Ядориги. Не ошиблись ли мы в своём решении?

Я всё ещё металась в сомнениях, когда заходила в поезд, чтобы отправиться на место следующего вызова.